Последние публикации

Когда корабли стоят. Как умирает Иссык-Кульское пароходство


Когда корабли стоят. Как умирает Иссык-Кульское пароходство

Когда корабль обречен стоять в порту, он умирает. Суда Иссык-Кульского пароходства уже два года умирают в грузовом порту города Балыкчи — с предприятием, находящимся на грани банкротства, никто не хочет сотрудничать.

Два огромных якоря высотой с полчеловека покрыты облупившейся черной краской. Они встречают каждого, кто собирается пройти в административное здание госпредприятия «Иссык-Кульское пароходство». Оно тоже представляет из себя жалкое зрелище: внутри него местами обвалился потолок, прогнившие половицы скрипят под тяжестью шагов, а света единственной лампочки не хватает, чтобы осветить вестибюль.

Коридоры и кабинеты здесь пустуют — почти всех сотрудников госпредприятия несколько лет назад отправили в отпуск без содержания. Те из них, кто остался жить в Балыкчи, выживает на пенсии — как и сотрудники нескольких заводов, которые закрылись здесь после распада СССР.

«Сейчас дела и правда хуже некуда. Из-за того, что предприятие снова хотят признать банкротом, с нами уже никто не хочет сотрудничать, поэтому пароходы ничего и не перевозят», — говорит Таалай Мукашев — мужчина средних лет с красноватым от балыкчинских ветров лицом. Он директор «Иссык-Кульского пароходства».

Мукашев здоровается за руку с пожилым мужчиной в форме гражданского флота и с аккуратными седыми усами. «Мы с Борисом Васильевичем давно знакомы и вместе стараемся на благо предприятия», — поясняет директор. Борис Чумаков проработал в пароходстве 50 лет и дослужился до должности заместителя директора предприятия. Сейчас ему 82 года и он уже давно ушел на пенсию, но его жизнь до сих пор неразрывно связана с пароходством — он приходит сюда почти каждый день.

В свое время Чумаков отвечал за экономическое состояние предприятия и «выбивал» для него новые пароходы из центра. Сейчас же он хочет только, чтобы пароходство не погибло и осталось на плаву.

Госпредприятие «Иссык-Кульское пароходство» существует еще с 1926 года. Больше 90 лет оно перевозило грузы по акватории озера: за это время его суда доставили жителям побережья Иссык-Куля миллионы тонн угля, пшеницы и других грузов.

Еще в 80-х годах прошлого века пароходство каждый год перевозило больше полумиллиона тонн грузов. Портов на берегу озера тогда было около 30. Путь кораблям указывали еще восемь маяков. Теперь из-за нехватки денег большинство этих объектов окончательно пришли в упадок.

В лучшие времена в пароходстве работало более 500 человек, а рабочий день делился на несколько смен. Чумаков вспоминает, как работники предприятия соревновались между собой, кто из них переправит через озеро больше грузов.

«Раньше здесь все кипело и бурлило, почти весь город работал. У всех была работа, на деньги предприятия строили дома для сотрудников, детские сады, даже пансионат был в Бостери, а сейчас им уже владеют частники», — грустно потирает свои усы старый моряк. Теперь большая часть кораблей, которым он сам давал имена, как детям, проданы за долги и принадлежат частникам.

Судоремонтная база предприятия тоже отдана в частную собственность, постовые домики и здания речных вокзалов приватизированы. А на берегу грузового порта причаливают пассажирские пароходы, на которых местные жители празднуют свадьбы.

Два года без движения

Работы нет. Об этом здесь кругом твердит и молодежь, и старики. Всего в пароходстве сейчас работает только четыре человека: директор, крановщик и два охранника.

Уже два года грузы по Иссык-Кулю не доставляются пароходами. Причина в том, что предприятие уже в четвертый раз объявляют банкротом — на нем сейчас висит долг в 4,5 млн сомов. Директор Таалай Мукашев считает, что банкротить пароходство нельзя — он говорит, что если этот долг списать и дать возможность предприятию работать, его можно было бы спасти.

«Переправлять уголь на пароходах с баржами, например, в Каракол гораздо дешевле, чем на “КамАЗах”. Раньше мы так и работали, и все было нормально», — говорит он.

Весь водный транспорт «Иссык-Кульского пароходства» постоянно нуждается в ремонте. Но денег на это государство не выделяет, потому что пароходство — хозрасчетное предприятие. В итоге одна из барж проржавела и наполовину затонула.

Государство помогло пароходству лишь однажды — в 2014 году, когда оно выделило пять миллионов сомов ссуды на ремонт кораблей и другого оборудования.

Сейчас пароходству принадлежат два порта — в Балыкчи и Караколе — и пристань в селе Курменты. Из водного транспорта осталось два теплохода, один маленький пароход, четыре баржи и два крана. Раньше кораблей было гораздо больше — их пришлось продать, чтобы предприятие не погибло.

К началу 2000-х у него накопилось множество долгов — в том числе и перед Соцфондом. По решению суда с 2003 по 2010 год пришлось продать четыре больших судна — «Иссык-Куль», «Генерал Панфилов», «Альбатрос» и «БИС» — пять грузовых барж и другое оборудование. За все это удалось выручить пять миллионов сомов — их хватило, чтобы погасить долги и вывести пароходство из состояния банкротства.

Зайырбек Кыдыршаев — единственный крановщик порта в Балыкчи, который работает здесь уже больше 40 лет. «Я тут последний, кто остался из специалистов. Пришел сюда в 22 года — так и работаю с тех времен. Сейчас мне 64. Если что-то надо, иногда сам чиню. Работаю, когда получается, а в общем выживаем тут все на пенсию», — говорит он.

Охранники «Иссык-Кульского пароходства» часто шутят, что Кыдыршаев их кормилец, который обеспечивает им зарплаты. Сейчас предприятие существует только за счет отгрузок угля с поездов на грузовики. А это как раз работа Зайырбека.

За одну погруженную краном тонну угля пароходство получает около 60 сомов — денег с таких нечастых и небольших заказов хватает только на скудные зарплаты директора, охранников и самого крановщика. Вывести предприятие из кризиса эти суммы не способны.

Под дулом автомата

Кыдыршаев рассказывает, как у пароходства начались самые трудные времена — это произошло после апрельской революции 2010 года. Тогда в Балыкчи, как и в Бишкеке, начались беспорядки.

На складах пароходства тогда лежал уголь частной фирмы «Брок Комур Сервис» — на предприятии считают, что она принадлежит приближенным бывшего премьера Данияра Усенова. Сейчас он находится в розыске и заочно приговорен в Кыргызстане к пожизненному заключению. По данным Минюста, Усенов официально не владеет никаким бизнесом на родине.

Сотрудники пароходства должны были переправить уголь «Брок Комур Сервиса» на баржах в Каракол. Но этого не произошло.

«Пришли неизвестные нам люди с автоматами, и против воли сотрудников вывезли весь уголь. Они сказали, что отдадут его населению, но просто растащили все. А на предприятие повесили долг в 4,5 миллиона сомов», — вспоминает Кыдыршаев.

Возможности возместить ущерб «Брок Комур Сервису» у пароходства нет, но компания постоянно подает на него в суды с требованием вернуть эту сумму. Несмотря на то, что по контракту пароходство не отвечает за сохранность перевозимого груза, районный и областной суды признали, что предприятие должно возместить этот ущерб. Верховный суд, в свою очередь, отправил дело на пересмотр обратно в районный суд.

По словам директора «Иссык-Кульского пароходства» Таалая Мукашева, эта судебная волокита длится уже шесть лет. Сам он толком не успел поуправлять предприятием — его назначили руководителем только в 2011 году, и с того времени он ходит по судам, отстаивая право пароходства на существование.

Чумаков годами ходит по судам вместе с Мукашевым, но все тщетно.

«Никак не получается доказать, что предприятие не несло ответственность за груз, который должны были переправить. Мы же выступали там как посредники. А сейчас обидно, что государству наплевать на свою собственность. Оно не хочет защитить нас», — говорит он, замечая, что так было всегда — сотрудникам самим приходится отстаивать интересы своего предприятия.

Четырехкратный банкрот

«Иссык-Кульское пароходство» преобразовали в самостоятельное хозрасчетное предприятие еще в 1956 году. В 1998-м оно стало открытым акционерным обществом, а уже через год его впервые объявили банкротом из-за задолженности перед соцфондом. Сотрудники говорят, что тогда у предприятия не было заказов, поэтому платить по долгам было нечем.

После этого акционерное общество ликвидировали и следующие шесть лет предприятие простаивало.

В 2004 году пароходство снова открыли — оно более или менее благополучно проработало до 2009 года, когда его снова признали банкротом. Тем не менее, оно продолжало работать до 2010 года, когда уголь на его складе разграбили и долг предприятия увеличился до 4,5 миллионов.

После этого пароходство опять признали банкротом, хотели закрыть. Но сотрудники и местное население не допустили этого, и его передали на баланс Министерства транспорта и коммуникаций. Но в апреле 2017 года адвокаты «Брок Комур Сервиса» в очередной раз подали на предприятие в суд и оно снова оказалось на грани банкротства — уже в четвертый раз.

Финансовое положение пароходства усугубляет еще и то, что уже два года тендеры на доставку угля в Каракол выигрывают компании, которые перевозят топливо на автомобилях.

Борис Чумаков с грустью признает, что, если предприятие снова станет банкротом, его, скорее всего, отдадут в частные руки или распродадут по частям.

В Минтрансе говорят, что правительство поднимало вопрос об Иссык-Кульском пароходстве и предлагало передать его на баланс Национальной компании «Кыргыз темир жолу». Но это решение пока не принято, и жизнь некогда успешного предприятия — как и его кораблей — висит на волоске.

Ссылка на оригинал публикации : kloop.kg

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...