Последние публикации

Что мы знаем о фонде “Маариф”, навязываемом нам Турцией?

Что мы знаем о фонде “Маариф”, навязываемом нам Турцией?

На днях турецкий посол в Кыргызстане Камиль Женгиз Фырат выступил с заявлением, что передал кыргызской стороне требования Турции касательно лицеев сети “Сапат” и ожидает ответа. Как вы помните, Турция предлагает передать лицеи Сапат” турецкому государственному фонду “Маариф”, утверждая что председателем попечительского совета фонда является министр образования Турции. Имя фонда “Маариф” мы, кыргызстанцы, слышим в последнее время все чаще, но информации о нем у нас практически нет.

ЧТО ЗНАЕТ И НЕ ЗНАЕТ КЫРГЫЗСКОЕ ОБЩЕСТВО О ФОНДЕ “МААРИФ”, ПРЕДЛАГАЕМОМ ТУРЦИЕЙ? КАКОЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИМЕЕТ НАЗВАННЫЙ ФОНД И КАКИЕ ЦЕЛИ ОН ПРЕСЛЕДУЕТ?

Образовательный фонд "Маариф" был создан в июне 2016 года. Принятие закона о фонде сопровождалось критикой и противостояниями.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в качестве цели его создания озвучил намерение посредством него лишить школы, открытые сторонниками Фетхуллаха Гюлена в 160 странах мира, статуса “турецких” школ и открытия вместо них турецких государственных школ.

Экс-депутат Республиканской Народной Партии (CHP) профессор Гайе Услуэр выступил тогда со следующей критикой: “Если данный фонд будет заниматься подготовкой учителей, он будет дублировать функционирующий с 1981 года Национальный фонд образования (MEB Vakfı), являющийся подструктурой Министерства образования Турции. В таком случае зачем он нужен? Абсолютно очевидно, что власть преследует иные цели. Нельзя передавать полномочия Министерства образования по ведению деятельности в других странах этому фонду. Нынешняя власть планирует формирование своей религиозной общины посредством этого фонда. Пункт о том, что руководитель фонда может занимать свой пост вплоть до 72-летнего возраста говорит о многом. Он противоречит законодательным принципам о государственной службе. Так не должно быть. Мы можем прийти к тому, что образовательную политику будет проводить не Министерство образования, а такие религиозные ответвления власти как фонды TÜRGEV и “Маариф”. Следуя этим путем мы потеряем светскую систему образования. Насколько допустимо то, что получая финансирование из государственной казны, фонд будет вести свою деятельность как частное учреждение? Нет сомнения в том, что данный фонд станет проводником религиозных взглядов и политики действующей власти, получив право бесконтрольного расходования средств налогоплательщиков и нанимая кадры на основе не компетентности, а лояльности к находящейся у власти партии”.

Еще один депутат Хилми Йаражы, в прошлом учитель, высказал следующее мнение: “Действующая власть намерена подмять под себя сферу образования, как уже подчинила себе всю судебную систему и прокуратуру. Несмотря на то, что она назначила своих людей во все государственные органы, теперь она не доверяет и Министерству образования, и намерена руководить сферой образования через фонд “Маариф”. Деятельность данного фонда нацелена не только на открытие школ за рубежом в качестве альтернативы школам движения Гюлена. Если бы это было так, то эти цели можно было бы реализовать и через Национальный фонд образования. Посредством фонда “Маариф” действующая власть намерена строить свою религиозно-политическую общину в обход Министерства образования, как контролирующего органа. Члены Совета директоров наделены правом работать несмотря даже на смену власти. Разве этот фонд не является дублирующим, параллельным по отношению к государственным органам? Даже в Африке нет подобных явлений”.

ШКОЛЫ, “ОТКРЫТЫЕ” ФОНДОМ “МААРИФ” В СТРАНАХ АФРИКИ

Председателем и Попечительского совета, и Совета директоров фонда “Маариф” является одно лицо – Бирол Акгюн. Однако он не является министром образования Турции, как утверждает турецкий посол Фырат Дженгиз. Из 12 членов Попечительского совета фонда только двое являются представителями Министерства образования Турции. По информации председателя фонда Бирол Акгюна, с момента своего основания фонд установил отношения с 83 странами и открыл свои филиалы в 40 из них. Также в течении 2 лет он успел “открыть” 108 школ в 22 странах. Большей частью это страны Африки, в которых была достигнута передача школ движения Гюлена путем переговоров с властями. Это Мавритания, Джибути, Мали, Сомали, Чад, Нигер, Конго, Сенегал, Гвинея и другие. Если посмотреть, где действительно фондом “Маариф” были построены или приобретены школы на собственные средства, то это лишь несколько стран, где проживают достаточно большие турецкие диаспоры: США (4 школы), Косово (6), Грузия (4), Босния (4), Македония (4). Вряд ли они намерены сами открывать школы там, где нет турецкого населения. Итак, из 108 школ лишь 22 открыты фондом в местах проживания турецких диаспор, остальные же 86 школ по сути “открыты” путем захвата и присваивания школ движения “Хизмет”.

Следует заметить, что в свое время школы Гюлена были открыты движением в тех странах Африки, где Турция не имела даже своих посольств. Турецкое государство не оказывало этим школам материальной поддержки. Теперь же, несмотря на то, что это частная собственность, турецкая власть завладела этими школами с помощью местных государственных чиновников без выплаты каких-либо компенсаций, незаконным путем. Это противоречит 17-й статье Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году, которая гласит: “1. Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. 2. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества”.

СТРАНЫ, В КОТОРЫХ ФОНДУ “МААРИФ” УДАЛОСЬ И НЕ УДАЛОСЬ ОТКРЫТЬ ШКОЛЫ:

• Руководители африканской страны Малави в ответ на предложение помощи со стороны фонда “Маариф” предложили им открыть новые школы, не трогая школы, открытые движением Гюлена. Как выяснилось, учителя, предложенные фондом, не имели достаточной квалификации для преподавания за рубежом. Говорится, что по этой причине фонд “Маариф” не смог открыть школы в данной стране.

• Переговоры об открытии школ фондом “Маариф” прекратились и в Буркина Фасо после того, как государственные чиновники предложили земельные участки под строительство новых школ.

• В Республике Нигер при передаче 10 школ Гюлена фонду “Маариф” населению было обещано понижение стоимости обучения в школах и повышение зарплат учителей, что на деле так и осталось обещанием. С момента передачи школ фонду “Маариф” стало высказываться недовольство работой школ и их популярность заметно снизилась.

• В Мали, хотя школы движения Гюлена и переданы “Маарифу”, продолжаются судебные разбирательства. Школы относились к частной собственности и время покажет, работает ли международное право в этой стране. Тем временем местное население заявляет об ухудшении качества преподавания в школах и выражает свое недовольство. При обсуждении на Парламентском заседании оппозиционные депутаты задали вопрос министру Tiéman Hulbert Coulibaly: “Ваши дети обучаются в этих школах не первый год. В таком случае, признаете ли вы что и Вы, и ваши дети являются террористами?”, на что министр ответил что такие обвинения в адрес этих школ выдвигаются Президентом Турции Эрдоганом и его правительством.

• В Афганистане, турецкий генеральный консул в сопровождении вооруженных лиц захватил школы движения “Хизмет”, против чего выступили родители учащихся. Руководитель родительского комитета Абдулшукур Дадрес заявил: “Какое образование могут дать люди, захватывающие школы подобно мафии? Мы устали от войн, а они хотят начать новую войну?”. В Афганском городе Жалалабад также выступил с заявлением руководитель родительского комитета Доктор Сейфеттин Хикмат: “ТИКА строит школу в Афганистане. Турция достигла бы большего, если в течении последних 2 лет вместо домогательств до школ движения “Хизмет” достроила бы свою школу, начала давать образование детям. Однако целью Турции, похоже, является “не выращивание плодов, а наказание садовника”. Они добиваются лишь закрытия этих школ. Мы видим примеры этого как в других странах, так и в Афганистане”.

ФОНД “МААРИФ” И КЫРГЫЗСТАН

По информации сайта и твиттер-аккаунта фонда“Маариф”, председатель фонда Бирол Акгюн в феврале 2018 года встречался с высокопоставленными лицами Кыргызстана - Спикером ЖК и Министром образования КР. На сайте фонда опубликована следующая информация: “Мы должны выработать такой мехазм, чтобы не создать неудобства для учеников школ (Сапат), их родителей и учителей. Мы желаем, чтобы эти школы в Кыргызстане были переданы фонду “Маариф”. Можно провести переговоры с кыргызской стороной и совместно выработать дорожную карту. Главное – наличие политической воли, а далее мы создадим комиссию из числа представителей обеих сторон и найдем общую формулу”.

Итак, намерения турецких властей ясны. Несмотря на то, что в Исламе порицается принуждение, власти братского народа в последние годы всячески попрекают нас и принуждают выполнить их волю. Экс-президент КР А.Атамбаев ясно выразил свою позицию по данному вопросу и высказался на доступном им языке. С тех пор много воды утекло. Теперь, похоже, настало время нынешней власти четко выразить свое мнение и положить конец вмешательству во внутренние дела. Но даже если кыргызское правительство стремиться избежать ухудшения дипломатических отношений, наша общественность должна получить ответы на нижеследующие вопросы, ведь это вопрос национального интереса:

1. Есть ли гарантия того, что передача школ “Сапат” фонду “Маариф” следуя политическим интересам турецкой власти, принесет нам пользу? Если турецкая власть действительно искренне желает помочь, то почему не предложить ей построить новые школы в каждой из семи областей КР, либо открыть лицеи по типу двух Анатолийских лицеев в Бишкеке (математический и профессиональный) в каждом областном центре?

2. Пойдут ли кыргызские власти на нарушение 17-й статьи Всеобщей Декларации прав человека под давлением турецкой стороны?

3. Учитывая текущий экономический кризис в Турции, можно ли полагаться на финансовое состояние фонда “Маариф”? Насколько оно прозрачно и хватит ли у него ресурсов для открытия школ в Кыргызстане и поддержки их деятельности?

4. Есть ли гарантия того, что, считающий себя лидером мусульманского мира Президент Турции Эрдоган, не воспользуется в дальнейшем школами в своих политических интересах?

5. Не отличаясь успешной образовательной политикой в своей стране, испытывая дефицит педагогов, и в то же время сажая десятки тысяч учителей в тюрьмы, и занимая 50-е место в рейтинге PISA, способна ли Турция обеспечить нашим детям образование международного уровня?

6. Имеется ли у фонда “Маариф” образовательная программа? Где гарантия того, что качество образовательных услуг не ухудшится, если на смену “Сапату”, доказавшему свою эффективность за последние 26 лет, придет турецкий государственный фонд, созданный всего 2 года назад?

7. Какое образование сможет предоставить этот фонд, не имея опыта образовательного опыта за рубежом? Сколько процентов преподавательских кадров фонда “Маариф” свободно владеют английским языком и могут преподавать на международном уровне? Готовы ли учителя фонда работать в таких регионах КР, как Нарын и Баткен?

Итак, всем нам известно, что развитие образовательного сектора – сложная и кропотливая работа. Это не лаборатория, где можно ставить эксперименты. Так кому логичнее доверить ответственную работу – образованному, зрелому, квалифицированному и добропорядочному 26-летнему молодому человеку или 2-летнему младенцу?

Бакытбек Абдуллаев

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...